Почему нам необходимо поддержать инклюзивное образование? –
Главная » Обучение » Инклюзивное образование » Почему нам необходимо поддержать инклюзивное образование?

Почему нам необходимо поддержать инклюзивное образование?

Инклюзивное образованим

Максим Бушмелев ведет урок

Можно ответить коротко: потому что дети с инвалидностью живут рядом с нами, хотят ходить в те же магазины, спортивные центры и досуговые учреждения, что и дети без инвалидности. И хотят вести обычную (а не специальную) жизнь: общаться, дружить, выбирать себе занятия по вкусу. Ощущать себя успешными, хорошими людьми.

Какое общество — такое и образование. Если в обществе принято считать, что предназначение женщины — быть матерью и хранительницей очага, то образование ей без надобности, научится всему дома. Если мы исходим из принципа труда на равных — то и образование будет равным и совместным. То есть характер образования меняется с развитием общества. Раз школа учит совместной деятельности и мы признаём равные права людей с инвалидностью и без неё, то вопрос о том, учиться ли разным детям вместе, звучит, по меньшей мере, странно.

Инклюзивное образование — это право выбора

Разумеется, как и в случае с совместным или раздельным обучением мальчиков и девочек, попутно будут возникать вопросы о методике обучения, особенностях воспитания — причём как при отдельном, так и при совместном обучении детей с ОВЗ. И сейчас существуют раздельные школы для мальчиков и девочек — частные, с неизменно высокими результатами. Но эти результаты обусловлены, прежде всего, качеством
образования — частные школы богаты, в них лучше оборудование, педагоги. Именно поэтому важно не то, кого именно мы учим в школе, а то, насколько качественно мы учим.

Школа «Ковчег» — одна из первых инклюзивных школ в России, в течение 25 лет осуществляющая концепт образовательной и социальной интеграции учеников с особыми образовательными потребностями в среде здоровых сверстников.

То же самое можно и сказать и о качественном специальном образовании. Если образование в специальных школах настроено на включение (инклюзию) в общество, на трудоустройство, свободный выбор форм досуга или общественной жизни, то такие школы можно назвать инклюзивными.

К сожалению, опыт показывает, что в нашей стране специальные школы не могут решить проблем, связанных с дискриминацией и сегрегацией людей с инвалидностью. Сегодня общество ставит перед образованием новые задачи, и образование, конечно, изменится. Как оно изменилось после признания права женщин на равное участие в общественной жизни.

С этой точки зрения инклюзивное образование — это результат естественной эволюции образования, которое развивается вместе с обществом. И специальные школы в этом отношении не противопоставляются инклюзивному образованию, а становятся его частью: инклюзивное образование — это, прежде всего, право выбора средств, форм, методов обучения, в зависимости от психофизических особенностей ребёнка и желания родителей. Например, родители вполне могут выбрать компанию единомышленников, людей, которые хорошо знакомы с трудностями обучения и особенностями здоровья своих детей, и определить своего ребёнка в специальную школу или класс, организованный по принципу «ведущего
нарушения». Или, напротив, положиться на коммуникативные возможности среды обычных сверстников. Или комбинировать эти подходы. Так это должно быть. А как есть?

«Как я могу помочь этому ребёнку?»

Урок в инклюзивной школе

Инклюзивный подход часто рассматривается не как новая парадигма образования, а как отдельный метод, приём обучения «лёгких» детей с инвалидностью. Мы берём ребёнка, так называемого «близкого к норме», и «выравниваем» его до «нормы». Причём такое отношение часто встречается и у специалистов, и у родителей. Такая позиция не предполагает принципиального изменения происходящего в классе и на уроке.

Мы же продолжаем настаивать, что право на включение (инклюзию) в школу рядом с домом должны иметь все дети с инвалидностью — в том числе с тяжёлыми и множественными нарушениями. Другой вопрос, с помощью каких именно технологий, форм и способов обучения мы реализуем это право ребёнка на образование.

В публикациях в СМИ противники инклюзии обычно критикуют наиболее радикальный подход — мы, ничего не меняя ни в методах и приёмах работы, ни в системе оценки, ни в образовательной программе, буквально вталкиваем в класс ребёнка с инвалидностью без всякой поддержки. Это, конечно, не инклюзия, а её профанация.

Обсуждение любого обучения обязательно затронет его задачи — и выбор образовательного маршрута будет зависеть от его цели. Если нам нужны в первую очередь хорошие предметные результаты — то лучше учиться индивидуально (вспомним о подготовке в вуз с помощью репетитора), если мы хотим «социализации», то выберем обучение в школе.

Даже к «обычной», неинклюзивной школе существует множество разных подходов — есть родители, настаивающие на семейной форме обучения, на разделении классов с углублённым изучением отдельных предметов, на авторской педагогике…

А тут дети с особыми образовательными потребностями, которые настолько различны, что могут полностью изменять цели, методы и подходы образования. Что, кстати, постарались отразить разработчики в новых «ФГОС для детей с ОВЗ».

Мы считаем общей чертой инклюзивного образования не географическое постоянное нахождение ребёнка с инвалидностью в классе на 25-30 человек, а недискриминационный, поддерживающий характер обучения. С этой точки зрения, специальный класс для детей с тяжёлыми и множественными нарушениями в ближайшей к дому школе, в которой абсолютно все ученики вовлечены в общественную жизнь, — это часть инклюзивного образования. Аккуратное, последовательное включение ребёнка с аутизмом из маленького спецкласса в класс «массовый» — это Очень важно сохранить максимально разнообразный выбор подходов к участию детей в совместной деятельности и образовании. И самое важное для инклюзивного образования, чтобы педагоги владели современными, вспомогательными технологиями, разными способами подачи и оценки учебного материала. Позиция педагога должна быть принимающей и помогающей, а главным вопросом не «Как с этим ребёнком сохранить средний уровень качества преподавания?», а «Как я могу помочь этому ребёнку?».

В заключение хочется рассказать о нашей новой ученице с синдромом Дауна — она из хорошей семьи, которая создала для неё замечательную развивающую среду, где её особенности и способности получили отличные возможности для коррекции и развития. У неё есть хобби, и она неплохо успевает по русскому языку. Но на вопрос, чему бы она хотела учиться, девушка сказала: «Надо мной часто все смеялись. Не хочу, чтобы это было так». Я думаю, что при определении целей, форм и методов работы с ней в первую очередь будет учитываться именно этот запрос.

Фото: Евгения Старостина-Манза


Учитель начальных классов, руководитель службы специальных педагогов (дефектологов) в школе № 1321 «Ковчег», Москва
Сайт размещается на хостинге Спринтхост